Философия Проекта

Лучше видеть глазами, нежели бродить душею...Книга Екклесиаста или Проповедника. (Библия)

четверг, 30 августа 2007 г.

В океане. (Продолжение) Александр Сухарев


Мы изучали атлас, решая куда отправиться дальше. У нас нашлась подробная карта Суринама. Пытались что-нибудь выяснить об этой стране, но никто про неё ничего не знал. Никто из яхтсменов там не был и не представлял где она находится. Многие считали, что Суринам лежит в Африке, другие полагали что где-то в Индонезии. Некоторые думали, что это остров в Индийском океане, но голландская навигационная карта однозначно указывала на то, что страна Суринам находится в южной Америке на реке Суринам, что к северо-востоку от реки Амазонок, или реки Амазонки, как принято на русском языке. В июле на островах Зелёного Мыса стихает ветер. Но это уже ничего не меняло. Ремонт был почти завешен, и мы знали куда хотим идти - в никому не известную страну Суринам, лежащую в 2000 морских милях к юго-западу от якорной стоянки Миндело, где-то за океаном, на противолежащем материке. Ветер действительно стих. Официальный морской прогноз погоды флота США, прогноз погоды Испании, дающиеся на южные параллели и местный прогноз сходились в том, что к исходу третьих суток придет ветер. И станет сильным на четвертые сутки. Мы были готовы в путь. Фляги наполнены водой. И тщательно раскреплены. Флаги Петергофа сняты и убраны до новой земли, что бы потом быть снова поднятыми на мачте и гордо реять на ветру, рассказывая иным народам о далекой и неведомой стране Петра 1 и о городе Ивана и его друзей, помогающего в нашем странствии. Двое последних суток пролетели быстро. Днем на 3-и сутки в проливе между островами подул свежий ветер. Мы подняли якоря, попрощались с Харвеем и под мотором начали выходить из бухты, отправляясь в путь в неизвестность. Харвей со своей яхты долго махал рукой нам вслед, пока его не закрыл из виду мол порта. В проливе светило солнце и свежий попутный ветер гнал небольшие волны по нашему курсу. Наступил вечер, потом ночь. Острова остались далеко позади и только зарево огней Миндело отражалось светлым пятном на небе где-то у линии горизонта. А впереди перед нами расстилалась тьма. Черное небо, переходящее в черный океан. Только редкие проблески звезд между набегающих облаков и ярко-зеленые вспышки планктона на гребешках волн. Наступила глубокая ночь. Вопреки прогнозу ветер немного стих. Анжелика ушла спать, а я сидел на кокопите и размышлял о чем-то своем. Размышления прервал глухой лязгающий стук. Такой бывает, когда металлом стучат о металл. Включил фонарик, выглянул за корму. Лопнул болт крепления ветряного пилота. Конструкция стала подвижной, готовая в любой момент рассыпаться от сильного удара волны. Хорошо, что не было больших волн. Разбудил Анжелику, надел гидрокостюм и свесился с платформы головой вниз, в одной руке держа гаечный ключ, в другой новый болт. Моя голова находилась в нескольких сантиметрах от темной поверхности воды, уходящей на глубину одного километра. Глухая ночь. Неведомые обитатели глубин в это время поднимаются к поверхности на охоту… Лучше об этом не думать. Анжелика крепко держала за страховой ремень, а я лихорадочно пытался вставить новый болт в гнездо и затянуть его ключом. Конструкция качалась лязгая друг о друга. Гнезда сходились и расходились снова. Пришла волна и моя голова по самые плечи погрузилась в черную воду. Болт никак не попадал на место. Пришла другая волна и моя голова снова скрылась в черной воде. Через час болт удалось установить и затянуть. Ветер усилился. Волны стали выше. Ветряной пилот снова выруливал яхту по нужному курсу. На рассвете теплые лучи солнца осветили ветряной пилот и стало ясно, что проблемы только начались. Ночью установленный болт лопнул где-то посередине. Выкрутить его, чтобы установить другой не представлялось никакой возможности. По всей видимости, во время сварки была допущена погрешность и теперь на болты крепления воздействует слишком сильное давление. Нужно что-то предпринимать. Мы затянули болт металлическим кольцом. На следующий день кольцо от давления лопнуло. Мы поставили другое кольцо и вбили медные распорки. Теперь это крепление должно держать. Прошло несколько дней, механизм работал нормально. Яхта шла по своему курсу. Тем не менее, днем и ночью я лихорадочно вздрагивал о каждого постороннего звука, выскакивал на кокпит и смотрел на крепление механизма. Дул свежий ветер и мы каждой пройденной милей все дальше и дальше отдалялись от ближайшей земли. Навигационная карта Атлантики беспристрастно констатировала, что мы углубляемся в пространства океана, где нет никакой земли и торговых мореходных путей. Главное чтобы выдержал ветряной пилот. Это сильно облегчит нам путь. На 9-е сутки ветряной пилот не выдержал. Он сломался при свете дня и совсем не в том месте где мы полагали. Толстая нержавеющая труба крепления руля лопнула, будто её кто-то перерубил топором. Перо руля ещё некоторое время волочилось за яхтой на страховом конце, пока его не вытащили на палубу. Осмотрев поломку, пришел к выводу что отремонтировать её невозможно. Придется управлять вручную. До Суринама оставалось 1300 морских миль или более 2100 километров в эквивалентном исчислении. В любом случае обратного пути нет. Против волн и течения нельзя вернуться назад. Оставалось только идти вперед. Я рулил по ночам. Анжелика сменяла меня днем. В это время пытался изготовить другой ветряной пилот. Но ничего не получалось. Прошла долгая ночь и трудный день. Ещё одна ночь и ещё один день. К середине следующего дня мы достигли центра океана и, значит, с этого момента начали приближаться к земле. Яхта уверенно шла вперед, распугивая стаи летающих рыб, которые лихорадочно выпрыгивали из - под ватерлинии и летели по воздуху на многие десятки метров в разные стороны, уверенно лавируя между волн своими широкими и длинными плавниками. Встретилось два больших 10 метровых кита, движущихся встречным курсом и мы быстро с ними разминулись. Усталость накапливалась с каждым днем. Когда наступал вечер мы зажигали лампу, освещающую компас. Анжелика уходила спать. Я принимал управление до рассвета. Сильно хотелось спать. Только пятно света, а вокруг непроглядная тьма. Казалось что мы движемся в неведомом туннеле и только плеск волн за бортом говорил о том что вокруг расстилается океан. Я тряс головой, прогоняя сон, и снова всматривался в компас – заполненный жидкостью прозрачный шар, в котором плавало маленькое красное пластиковое блюдечко с белыми полосками и циферками. Внизу у блюдечка на тонком стержне висел противовес, для того чтобы оно всегда принимало горизонтальное положение во время качки. Маленькие белые риски, стремящиеся слиться между собой. А нужна только одна, по которой мы держим путь. С качающимся блюдечком шар и пятно света вокруг … Нет. Это ночная улица города с красной рекламой, на которой что-то написано белыми буквами… Парус бешено колотит ветром. Я вздрагиваю и прихожу в себя. Мы сбились с курса. Неужели заснул с открытыми глазами? С остервенением вращаю штурвал, пытаясь вырулить на нужный курс. Яхта медленно поворачивается в темноте. Парус сотрясается реже и реже. Потом вздрагивает и наполняется ветром. Красное блюдечко компаса плавно вращается в шаре и останавливается на нужной риске. Легли на курс. В шаре компаса отражается свет. Он проникает куда-то внутрь… Нет, это свет луны на крышах города и красная дорожка с белыми полосками. А полоски куда-то движутся, сливаются друг с другом… Колотящийся парус сотрясает мачту. Яхту развернуло боком к волнам и ветру. Сбились с курса. Снова заснул. Вращаю штурвал. Блюдечко компаса движется. Белые риски и циферки сменяют друг друга. Но это не те цифры, значит не те румбы. Ничего не понимаю. Ясно. Надо вращать в другую сторону. Яхта разворачивается. Парус вздрагивает и ловит ветер. Вот она, нужная риска – маленькая белая полоска. Приходит волна. Яхта кренится. Риска уходит в сторону. Подруливаю. Риска возвращается. Откуда – то из темноты приходит другая волна, сбивая с курса яхту. Вращаю штурвал, не давая риске сместиться. Блюдечко компаса пляшет перед глазами. Но не движется. Мы на курсе. Трясу головой, прогоняя остатки сна. Приходит злость. Белая полоска - наша путеводная нить. Не дам ей больше ускользнуть. Буду держать её за хвост, вращая штурвал и глядя на компас во все глаза. Иначе мы до конца дней будем болтаться в этой тьме, среди черных шипящих волн, где на сотни миль никакой земли, только пятна зеленого света, вспыхивающие и блуждающие в глубине как неведомые души неизвестных существ. Долго тянется ночь. Миля за милей идем вперед. Миля за милей тянется по океану наш след тысячей светящихся пузырьков. Что я делаю здесь, во тьме, среди ветра и волн, глядя на белую тонкую нить, когда где-то есть города и дома, где ровные стены и не качается пол? На этот вопрос за меня ответил другой человек. Когда-то давно я и Анжелика искали работу по ремонту яхт. И вот порт пришла большая, не новая и слегка ржавая металлическая яхта, нуждающаяся в небольшом ремонте. Мы договорились с капитаном насчет работы, и во время ремонта познакомились с экипажем поближе. Экипаж состоял из Оливье и Жизели. Оливье оказался один из десяти лучших архитекторов Франции, в свое время участвовавший в проектировании центра Помпадур в Париже. Жизель – элегантная француженка в свое время была замужем за американским миллионером, но ушла странствовать с Оливье. Когда ремонт закончился и они должны были уходить, мы собрались все вместе на яхте. И я спросил Оливье: - Почему ты, являясь одним из лучших архитекторов Франции, странствуешь на яхте по свету вместо того чтобы сидеть в Париже и наслаждаться почетом и уважением? Оливье ответил: - Когда –то я учился в университете в Париже и каждый день ходил на занятия по одной и той же улице. На этой улице жила мать моего знакомого и любила сидеть и смотреть в окно, подперев голову рукой. На этой улице находился дворик, где собирались мужики поиграть в домино. На углу была булочная, где я иногда покупал хлеб. Закончив университет, погрузился в работу. Работы было много, она удваивалась, и я постепенно поднимался вверх по карьерной лестнице. И вот, спустя 20 лет, случайно оказался на этой улице. Та же самая женщина все так же сидела у окна, мужики все так же играли в домино, а булочник, уже состарившийся, все так же торговал хлебом. Я посмотрел вокруг. Прошло 20 лет. Целая жизнь. А это люди прожили её на одной улице. Мне стало страшно. Я бросил все. Купил яхту и отравился странствовать. Оливье был прав. И вот я смотрю на путеводную нить компаса, подсвеченную слабым светом. Где – то там, по курсу обитаемый мир. Значит, мы на правильном пути. И ты, маленькая белая нить, будешь вести нас к земле даже если там поменялось всё и изменились названия стран. Мне на это наплевать. Впереди, во тьме, лежит земля. И мы должны до неё дойти. Ночь сменялась днем. Яхта постепенно продвигалась вперед, раздвигая волны гербами Петергофа, размещенными на бортах. В воздухе исчезла пыль. Небо приняло синий цвет и стало видно далеко вокруг. Давление на барометре стало падать и на следующий день мы вошли в полосу дождей. Темные облака поднимались слоями высоко в небо и обрушивали короткие шквалистые дожди. На минуты всё погружалось в потоки вод и, затем, дождь уносился вперёд, застилая горизонт темной стеной. Погода не изменилась на следующий день, а потом начался затяжной дождь, который моросил и моросил и не было видно ему конца. Набухшая одежда обвисла мешком и влага проникла во все уголки души. Все это напомнило армию: мокрый лес, мокрая трава. Дождь, падающий с неба, автомат, давящий на плечо мокрым куском железа. И где-то в глубинах сознания зародившаяся шальная мысль что, наверное, я все- таки пацифист… Настроение упало к нулю, но силой воли поднялось до уровня, достаточного для управления яхтой. На следующий день над океаном висела мгла. Не было дождей. Яхта мерно шла вперёд, на душе было мирно и хорошо. В Библии сказано что Бог обитает во мгле. Навигационная карта Атлантики показывала, что мы находимся над гигантским провалом морского дна. В этом месте 2-х километровые глубины океана внезапно проваливаются на четыре километра вниз и достигают почти шести километровой отметки. Интересно то, что перед отравлением в путь мы смотрели передачу об одной экспедиции, которая здесь ныряла в батискафах на дно и сняла об этом документальный фильм. Поэтому мы знали, что под нами на глубине, ползают какие –то приплюснутые существа, а дно усеяно множеством невысоких конусов вулканов, исторгающих черный дым… Я опасался глубинной волны, которая могла перерасти в высокую поверхностную волну и хотелось как можно быстрее миновать это места. К вечеру следующего дня мы вышли за пределы пропасти и под нами снова потянулось двухкилометровое океанское дно.


Продолжение следует.

This content requires Adobe Flash Player version 8.0.0 or greater. Get Flash

Заинтересованным газетам, журналам и телеканалам

Мы предлагаем сотрудничество в области публикации путевых заметок экспедиции, а также создание совместного телепроекта
свяжитесь с нами


Наши посетители

free counters

Наши публикации

"Newsday" Trinidad сентябрь 1994

Reportasjer Over Nordsjoen i skrqpelig bat октябрь 1995 Норвегия

"The Orcadian" Safety for sailors after North Sea dram. октябрь1995 " Thanks for my life" Шотландия, Оркнейские острова

"Press and Jornal" "Jacht duo relive gale ordeal" октябрь 1995 Шотландия

"Star" "Local Hero"! апрель 1996

Revista "Report Gran Canaria" "Un pueblo de pescadores con mucho encanto" 1/2002 Испания

"Комсомольская Правда в Испании" Анжелика Плахова ""Люди моря"

Христианский портал "Для тебя"

Экстремальный приключенческий портал

Портал "Мир приключений и путешествий"

Морской портал

Журнал "Капитан" 2006 Nº4 "Уставшие звезды падают в океан" Анжелика Плахова

Газета "Русская Германия" июнь-август 2006 "Два Мира" Александр Сухарев

Издательство "Титул" Германия. Христианская газета.

"Библия в тюремной камере" Александр Сухарев

Московский Комсомолец



а так же многие другие.

Реквизиты Экспедиции

Экспедиция зарегестрирована как юридическое лицо в качестве: Asociacion "EXPEDICION ALREDEDOR DEL MUNDO PARA UNIFICACION DE LOS CRISTIANOS". Индификационный код (C.I.F.) G35901925 www.agenciatributaria.es/. Испания(ЕС)
E-mail: littleqwin@yahoo.com.
Контактный телефон экспедиции +881631570913

Банковский счет

Информация о банке получателе.
Name: HSBC Bank Panama, S.A.
Addres:Panama, Rep. De Panama
SWIFT: MIDLPAPA
Account with Intermediary Bank: 000-14118-6
Chipa UID.415666

Информация о головном банке.
Name: HSBC Banh USA, N.A.
Addres:
New York, NY
FED ABA: 021001088
SWIFT: MRMDUS33
CHIPS Aba: 0108

Информация о получателе:
Account Name: Alexandre Soukharev
Account Number: 065114258039